Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Как казаки царю Сибирь подарили

9.НАЧАЛО СИБИРСКОГО ВОЙСКА

В Сибирь русские начали проникать еще с XI в. Сюда ходили новгородцы, при Иване

III царские воеводы совершили четыре похода за Урал. Морские пути в Сибирь

освоили поморы, регулярно бывали в устье Оби, торговали с местными племенами, и

при Иване Грозном основали на р. Таз город Мангазею. Как уже отмечалось, после

взятия Казани принес присягу о подданстве Сибирский хан Едигер. А земли по Каме

и Чусовой царь дал промышленникам Строгановым, здесь выросли укрепленные

городки, слободы, соляные варницы. Однако в Средней Азии усилилось Бухарское

ханство. И сын хана Муртазы Кучум предпринял поход на север. Заключил союз с

башкирами, ногайцами, и в 1563 г. разгромил и убил Едигера. Но и после этого ему

пришлось воевать 7 лет, чтобы подчинить входившие в Сибирское ханство племена

хантов, манси, сибирских татар. Кучум обложил их высокой данью, повел политику

исламизации — из Бухары прислали мулл и шейхов. России завоеватель сперва

побаивался и тоже признал себя вассалом Ивана Грозного. Но после сожжения Москвы

Девлет-Гиреем счел, что русские слабы. Убил царского посла Третьяка Чебукова и

начал набеги на Пермь, на владения Строгановых. Это и стало причиной похода

Ермака.

Впрочем, хочу предупредить читателя, что всевозможные версии из области «желтых

сенсаций» в этой книге рассматриваться не будут. Поэтому я, например, не стал

повторять баек о том, будто герой Куликовской битвы Дмитрий Боброк был казаком

(он был волынским князем). Точно так же я не собираюсь пересказывать «сенсаций»

об отождествлении Ивана Кольцо и боярина Колычева или отождествлении Ермака с

патриархом Гермогеном. Оставляю подобные домыслы журналистам соответствующего

уровня. Однако история покорения Сибири и без дополнительных «наворотов»

оказалась сильно искаженной. Первые исследования свершений Ермака велись в

1620-х — 1630-х гг., когда образовалась Тобольская епархия и составлялись

сибирские летописи. С московскими архивами местные летописцы не сверялись,

далековато было. Они опрашивали соратников Ермака, которые были еще живы, но они

уже находились уже в ветхом возрасте, и воспоминания точностью не отличались.

Дополнялись их сведения фольклором, преданиями. И возникла путаница, которая в

более поздних источниках нарастала. События, даты совершенно не стыковались с

данными, зафиксированными в документах столичных приказов. Самое полное и

детальное исследование сибирской эпопеи провел академик Р.Г. Скрынников,

сопоставивший все первоисточники, отделяя правду от наслоений. Поэтому данную

главу я излагаю на основании его работы [171].

Ермак — это имя, Ермолай или Герман. А в документах Посольского приказа

сообщается: «Прозвище ему у казаков было Токмак» (пест, колотушка). Известно,

что атаманом он был заслуженным, один из подчиненных под его началом «на поле

казаковал двадцать лет». Данных, в каких именно операциях и сражениях он

участвовал, нет. Первое упоминание уже приводилось — в июне 1581 г. в рейде

Хворостинина. Тем не менее, мы имеем доказательство, что он пользовался у

казаков исключительным авторитетом. Ермак Тимофеевич — единственный атаман,

которого называли по имени-отчеству! История о том, будто он разграбил на Волге

персидских послов и царскую казну, за что на него были посланы войска — вымысел.

Этот случай действительно имел место, но его дата зафиксирована в Посольском

приказе — через несколько лет после смерти Ермака.

Царская опала коснулась не его, а других атаманов. Весной 1581 г. Ногайская

орда, 15 тыс. всадников хана Уруса, выступила в набег. Момент был критическим —

осада Пскова, Нарвы, восстания в Поволжье. Москва направила к Урусу посла

Пелепелицына с богатыми дарами, чтобы любой ценой сохранить мир. Одновременно

волжским казакам пошел приказ «промышляти» против врага. Дважды казаки разбили

ногайцев на волжских переправах. И лишь в августе Урус (уже пограбив Русь)

склонился к миру. В Москву поехал Пелепелицын с ногайским послом в сопровождении

300 всадников. Но казаки, не особо разбирая, что за отряд, напали на него у

Соснового острова и разгромили — бегством спаслись лишь 25 человек. В Москве это

вызвало негодование. И следствие установило, что послов погромил сводный отряд —

казаки, живущие «на Тереке и на море на Яике и на Волге и казаки донские,

пришедшие с Дону», а возглавляли их атаманы Иван Кольцо, Богдан Барбоша, Никита

Пан и Савва Болдыря. Их было велено «промышлять» и при случае повесить.

А Ермак Тимофеевич оставался на царской службе до начала 1582 г., когда было

заключено перемирие с Польшей. Часть его отряда вернулась на Дон. Часть осталась

с атаманом — судя по тому, что некоторые были еще живы в 1630-х гг, с ним

остались в основном молодые. Жалованья, видать, хватило ненадолго. И в поисках

новых предприятий отправились на Волгу. Но тут происходили большие передвижки

войск — полки, высвободившиеся на западе, правительство перебросило подавлять

восстание черемисы и волжских татар. А здешние казаки, очутившиеся вдруг в

опале, ушли на Яик. Ермаковцы тоже подались туда. На Яике казаки созвали общий

круг, дабы решить, что делать дальше. Прибыл на круг и посланец Строгановых.

Кучум тоже не преминул воспользоваться трудным положением России. В сентябре

1581 г. его вассал пелымский князь Аблыгерим с отрядом в 700 человек напал на

владения Строгановых, взбунтовал местных вогуличей, разорил деревни. И

промышленники обратились к казакам, приглашая их для охраны своих земель.

Часть казаков во главе с атаманом Барбошей отказалась от такой службы. А те, кто

согласился, выбрали командование на «паритетных началах», от ермаковского отряда

и от волжского. Большим атаманом стал Ермак Тимофеевич, его «сверстником»

(со-руководителем) — Ивана Кольцо. Был и священностужитель. Имя его, к

сожалению, неизвестно, в XVII в. старики-ермаковцы из всех соратников смогли

поименно вспомнить лишь 37. Но помнили, что был некий старец, не отлучавшийся от

атамана ни на шаг — что он «круг церковный справно знал», «правило правил»,

раненых исповедовал. А заодно вел счет припасам и «каши варил». И «ходил без

черных риз» — то есть был либо уставщиком-самоучкой, либо священником, не

имевшим прихода.

Во владения Строгановых казаки прибыли вовремя. Набег пелымцев в прошлом году

был всего лишь разведкой боем. А летом 1582 г. Кучум направил на Пермь большое

войско во главе с царевичем Алеем — бухарскую гвардию, ногайцев, башкир, отряды

своих мурз. И первое сражение казаки выдержали у Чусовского городка, отбив

врага. А Алей, получив здесь крепкий отпор, повернул на север, на Соль-Камскую.

Враги ворвались в посад, учинив бойню, подожгли город, (после этого в

Соли-Камской 200 лет устраивали крестный ход к братским могилам). Отсюда Алей

двинулся еще севернее и осадил Чердынь, главную русскую крепость в Пермском

крае. И вот этим-то воспользовался Ермак Тимофеевич. Нет, не Строгановы

организовывали поход. Для них главным была защита своих владений. Это была

истинно казачья тактика — пока главные силы сибирцев бродили по Пермскому краю,

представилась уникальная возможность нанести смертельный удар прямо в сердце их

ханства! Сохранились сведения, как Кольцо и другие казаки угрозами вытрясли из

Максима Строганова припасы и снаряжение. Взяли местных проводников и 1 сентября

выступили. Отряд насчитывал 540 человек, имел на вооружении 3 малокалиберных

пушки и 300 пищалей.

Чердынь еле отбилась. И воевода Пелепелицын, тот самый, что уже пострадал от

казаков, послал в Москву донос. Мол, Строгановы не помогли, вместо этого

отправили казаков в Сибирь. Царь осерчал. В этот момент правительство всеми

мерами старалось не спровоцировать новых войн, и на Каму пошла гневная грамота.

Строгановым нагорело за то, что они призвали «воров», которые «преж того

поссорили нас с Ногайской ордой, послов ногайских на Волге на перевозех

побивали». Но о том, чтобы их перевешать, уже не упоминалось — царь приказывал

под страхом «большой опалы» вернуть казаков и использовать «для оберегания

пермских мест». И именно эта грамота, датированная 6 декабря 1582 г., принята

для определения старшинства Сибирского Войска.

Впрочем, грамота опоздала. Когда она писалась, Кучум уже был разгромлен. Не было

трехлетнего похода на Кашлык с зимовками, многими сражениями и поочередным

прогрызанием линий обороны. Такой поход, воспетый потом в легендах, оказался бы

не по силам никаким героям. Был стремительный рейд. Очень тяжелый и напряженный.

Нужно было и опередить Алея с его ратью, и успеть до ледостава. С Чусовой

флотилия поднялась по ее притоку, Серебрянке. Здесь, на перевале Уральских гор,

пришлось бросить несколько тяжелых стругов. Легкие перетащили волоком в р.

Журавлик. А дальше сплавлялись уже по сибирским рекам: Баранчук, Тагил, Тура,

Тобол. Были стычки с противником у «Епанчиной деревни», в юрте Карачи, и Кучум

узнал о появлении казаков. Но не придал этому должного значения — ну пограбят и

уйдут. Что может сделать горстка людей против целого царства? Но они быстро

приближались, и хан принялся собирать войско, поручив командование брату

Маметкулу. Столица ханства Кашлык не являлась в полном смысле слова городом. Это

было небольшое укрепление на холме, где располагались ставка царя. Поэтому

оборону организовали у подножия холма, на Чувашевом мысу. Соорудили засеку,

построили воинов.

Когда струги Ермака вышли на Иртыш к Кашлыку, казаки увидели огромную рать, и

многие невольно оробели, «восхотеша в нощи бежати». Атаман велел отойти в

безопасное место и провел круг. Отступление было, в общем-то, уже невозможно.

Стояла поздняя осень. Вот-вот сибирские реки начнут замерзать, и отряд не успел

бы уйти за Урал. Оставалось победить или погибнуть. Круг решил атаковать. 26

октября, в день св. Дмитрия Солунского, струги ринулись на штурм. Противников и

впрямь было очень много, но это были не лучшие дружины Кучума — они еще не

вернулись с Руси. Это было наспех собранное ополчение разных племен. Огнем

казаки отогнали врагов, высадили десант. У засеки атака захлебнулась, штурмующих

засыпали стрелами. Казаки остановились, стали откатываться к воде. Но не

исключено, что это делалось нарочно — Маметкул велел делать проходы в засеке и

контратаковать. А как только враги высыпались из-за укрытий, они стали хорошей

мишенью. Получили несколько залпов, и разношерстная рать побежала. Маметкул,

пытаясь навести порядок, был ранен, что усилило панику. А казаки ринулись в

новую атаку. Кашлык был взят.

Кучум бежал. Но уступать не собирался. Он сохранил свои главные силы, подошло

войско Алея. Захваченную столицу окружили, скрытно наблюдали за ней. А казакам

требовалось пополнить припасы. Они узнали о хороших рыбных ловах на оз. Абалак,

и туда отправился отряд под предводительством Богдана Брязги. Неприятели напали

на него и истребили полностью. Получив об этом сведения, Ермак немедленно вывел

всех казаков. Это был рискованный, но единственно верный шаг — иначе кучумовцы,

ободрившись победой, блокировали бы Кашлык. 5 декабря у оз. Абалак произошло

тяжелое и кровопролитное сражение, «брань велия на мног час». Подробностей мы не

знаем. Известно лишь, что казаки понесли серьезные потери, но победили.

И вот после этого держава Кучума посыпалась, как карточный домик. Местные

племена вышли из повиновения узурпатору. Некоторые перешли на сторону русских,

повезли в Кашлык дичь, рыбу, ясак — дань мехами. Против Кучума выступил

Сеид-хан, племянник свергнутого Едигера. От царя отпадал его визирь Карача. А

казаки на кругу решили — обратиться в Москву и передать Сибирь царю. По весне

выехала станица из 25 человек. Вопреки легендам, возглавил ее не Иван Кольцо. В

Посольском приказе и записях Чудова монастыря, получившего вклады казаков,

зафиксированы имена атаманов посольства: Александр Иванов по прозвищу Черкас и

Савва Болдыря. Возвращаться прежней дорогой значило 1200 км грести против

течения, и от местных жителей узнали более легкий обратный путь, вниз по Иртышу

и Оби, а «через Камень прошли Собью же рекой в Пусто-озеро».

В Москву прибыли летом или осенью 1583 г. Иван Грозный высоко оценил победу

казаков, все «вины им отдал», наградил. Но о царских панцирях для Ермака

столичные документы не упоминают нигде. Перечисляется, что Грозный жаловал

казаков «деньгами и сукнами», а Ермака и атаманов «золотыми». Царь собирался

немедленно послать подмогу, но убедился, что зимний поход через горы нереален и

отложил его на весну. А в марте он умер. И все пошло через пень-колоду. Черкаса

и Болдырю правительство задержало в Москве как консультантов по сибирским делам.

А за Урал направило Семена Болховского, Ивана Киреева и Ивана Глухова, выделив

им всего 300 стрельцов, да и то две сотни предписывалось набрать самим. Это были

не профессионалы, а новобранцы из крестьян и посадской голытьбы.

Тем временем казаки Ермака «гуляли» по Сибири, «приводя под государеву руку»

племена. Свою базу они перенесли из тесного Кашлыка на Карачин остров в устье

Тобола. Отсюда на лошадях и стругах совершили походы по Иртышу, Тавде. Одни

племена присягали добровольно. Другие, хоть и вышли из-под власти Кучума, но и

казакам покоряться не желали. Их приходилось подчинять с боями. В схватках

погибали казаки, пал атаман Никита Пан. Но одерживались победы. На Вагае был еще

раз разгромлен и взят в плен Маметкул. Однако и трудностей не убывало. Летом

1584 г. не удалось запасти достаточно продовольствия. О причинах остается лишь

догадываться — то ли погодные условия выпали неблагоприятные, то ли враги

отогнали дружественные племена, снабжавшие казаков. А отряд Болховского

прособирался долго, выступил поздно. И дорога для воинов, набранных с миру по

нитке, оказалась слишком тяжелой. Все грузы, в том числе продовольствие, они

бросили на перевалах. Прибыли к Ермаку в ноябре. И такая подмога обернулась

бедствием.

Зимой в лагере настал голод. Первыми начали умирать самые слабые — стрелецкие

новобранцы, измученные дальним переходом. Умер и Болховский, да и казаков

поубавилось. Едва спали морозы, Ермак отправил на Русь Киреева, который повез

пленного Маметкула и донесение с просьбой о помощи. С началом весны казаки

смогли выходить на рыбалку, положение немного улучшилось. Однако и враги не

дремали. Первый удар нанес Карача. Явились его гонцы с известием, что

влиятельный мурза признает себя русским вассалом, но за это умоляет о защите от

теснящих его казахов. К нему отправился Кольцо с отрядом в 40 человек. В их

честь был устроен пир, голодные казаки набросились на еду и питье, а когда

захмелели, были подло вырезаны. Ермак, обеспокоенный отсутствием вестей от них,

послал на разведку отряд Якова Михайлова. Его тоже уничтожили. И вскоре местные

сообщили о приближении войска Карачи.

Ермаковцы перебрались из лагеря в укрепленный Кашлык. Но Карача на штурм не

полез. Обложил крепость со всех сторон, надеясь выморить голодом. Блокада

продолжалась с Великого поста до «пролетия». Заметив, что бдительность

противника ослабла, Ермак выслал самых крепких и умелых бойцов под командованием

Матвея Мещеряка. Ночью они пробрались мимо караулов и напали на ставку Карачи.

Погромили, убили двоих его сыновей. Татары, опомнившись, стали окружать

смельчаков, они отбивали атаки. А Ермак из крепости пошел на вылазку.

Ошеломленные и растерявшиеся неприятели ринулись в бегство.

Казалось, все беды позади. Но подмоги из России все еще не было, и Ермак не

знал, когда она придет. А местные жители жаловались, что Кучум, обосновавшись в

южных степях, не пропускает бухарских купцов. Роль торговли со Средней Азией

была в Сибири очень велика. Оттуда в обмен на меха поступали ткани, хлеб, рис. И

Ермак, оставив в Кашлыке Глухова с уцелевшими стрельцами, предпринял свой

последний поход, к верховьям Иртыша. Опять с боями, приводя в подчинение здешних

князьков. Казаки осадили крепость Кулары, но взять не смогли. Ермак ободрял

соратников, ничего, мол, на обратном пути «приберем». Дошли до Шиш-реки, но

возвращались уже «прогребаючи все городки и волости». Не исключено, что у

казаков кончались боеприпасы.

А Кучум и Карача, вновь объединившись, подняли все силы. И выслали агентов,

сообщивших Ермаку, будто видели бухарских купцов на Вагае. Не дойдя всего 100

верст до Кашлыка, казаки повернули в эту реку. Прошлись по ней впустую, никого

не нашли. И остановились на ночлег в устье Вагая. Измученные скитаниями, казаки

утратили бдительность. На руку Кучуму сыграло и ненастье. Ночью 5 августа 1585

г. татары скрытно подобрались к лагерю и ударили. В более поздних хрониках

возникла версия, будто вся дружина полегла, но ранние источники показывает, что

часть казаков спаслась [171]. О том же говорят татарские предания. А версий

гибели атамана несколько. По одной он прикрывал отход — главное было столкнуть

струги на воду и отчалить от берега. Ермак был тяжело ранен богатырем Кучугаем,

и, бросившись вплавь за судами, утонул. По другой, он отбивался уже на стругах

и, будучи раненым, упал в реку… Казаков осталось всего 90. Их возглавил Мещеряк.

На общем совете со стрельцами Глухова решили — уходить на Русь. Но и Кучуму

победа впрок не пошла. Кашлык захватил его соперник Сеид, на сторону которого

перекинулся Карача.

А на Руси тем временем кончились неурядицы, связанные со смертью Ивана Грозного.

При новом царе Федоре Иоанновиче власть крепко взял в руки Борис Годунов. И

вести, привезенные Киреевым, его встревожили. Годунов забил тревогу, была срочно

собрана рать воеводы Мансурова из 700 стрельцов и служилых казаков. Но, как уже

отмечалось, в Сибирь и из Сибири вели разные пути. Мансуров опоздал всего

чуть-чуть и разминулся с Мещеряком. Увидел Кашлык в руках татар. Попытался

догнать ушедших казаков, поплыл вниз по Иртышу до Оби, но не догнал. Наступали

холода, реки стали замерзать. И рать Мансурова остановилась у устья Иртыша,

срубив Обский городок, стала объясачивать местных хантов.

Мещеряк же с казаками встретил в Москве прохладный прием. Царь «на них не

опалился», но и наград не последовало. А Годунов стал снаряжать новое войско. Во

главе были поставлены Василий Сукин и Иван Мясной. В состав рати вошел и отряд

Мещеряка, и прежние посланцы Ермака, все еще находившиеся в Москве, Черкас

Иванов и Болдыря «со товарищи». В наказе воеводам предписывалось не ввязываться

в сражения и закрепляться в Сибири строительством крепостей. В 1586 г. воины

Сукина и Мясного перешли Уральские горы и заложили г. Тюмень. В 1587 г. в Сибирь

прибыли еще 200 стрельцов и казаков Данилы Чулкова. Под его начало перешли и

ермаковцы. Отряд основал г. Тобольск всего в 15 верстах от Кашлыка. Сеид-хану и

Караче такое соседство, конечно, не погравилось. Они напросились на переговоры,

но привели 500 воинов. И встреча вылилась в столкновение. В жестоком бою погиб

Мещеряк, однако врага разгромили. Победителям достался и Кашлык, но он был уже

не нужен — новой столицей Сибири стал Тобольск.

 

- Казачество. История вольной Руси

- Валерий Евгеньевич Шамбаров.


2.





Источник: Казачество. История вольной Руси. Валерий Евгеньевич Шамбаров

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

Казаки Сибирь

 

Комментарии:

Интересно. Спасибо.

Ответить

xxxxx

хорошая легенда.

Ответить

pthj

Мда... Очень любопытно и позновательно. С интересом жду исследований других исторических событий. + однозначно! Мозги на место ставит.

Ответить

Очень интересная статья, не мог оторваться, даже с женой поругался :-)))

Ответить

И в чем заключался спор?

Ответить

Думается, что смыл был:
- Вылезай из-за компа.
- Не вылезу.

Ответить

Смущает 1 технический вопрос - в то время порох делали на основе аммиачной селитры, очень гигроскопичной и поэтому капризной. Казаки добирались осенью по воде - порох естественно отсырел. "Атаман велел отойти в
безопасное место и провел круг. " - возможно для просушки пороха...

Ответить

Тёма

>Казаки добирались осенью по воде - порох естественно отсырел.
Почему "естественно"? Они чё вплавь добирались? Или не догадывались, что порох гигроскопичен и не умели с этим справляться?

Ответить

Xenja

Спасибо автору. История покорения и освоения Сибири полна противоположных версий. Я-то, например, читала и думала, что Кучум "не легитемен". Что Сибирь "была завещана московскому царю" благодаря дружбе князя А. Невского с чингизидами. И в голову не приходило, что среди сибирских племен были такие, что стреляли не из луков, и потому они не могли сражаться с московской ратью. + + +

Ответить

подробностей не знаем...возможно... и т.д.

Ответить

КУЧУМ, Кучум-хан (тат. Küçem, Күчем) — сибирский хан (царь). Шибанид, внук Ибака — хана Тюмени и Большой Орды.
ШИБАНИДЫ (Шайбаниды) — чингизиды, потомки Шибана, пятого сына Джучи от главной жены, брата Батыя (Бату). После окончания западного похода, в 1241 Бату передал Шибану титул орлок (у Василия Яна — джихангир), ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО армией Монгольской империи.
Когда во времена Великой замятни в улусе Джучи почти одновременно вымерли линии Орду Ичэна, старшего сына Джучи, правившая в Кок Орде, и линия Бату—верховных ханов улуса Джучи, Шибаниды остались единственными представителями законной линии потомков Джучи. Претендуя на всё наследие улуса Джучи, Шибаниды вели непримиримую борьбу с Тугатимуридами, потомками тринадцатого сына Джучи от наложницы Туга Тэмура, не имевшими прав на престол, однако утвердившимися в улусе Джучи, Большой Орде, Крымском, Казанском, Астраханском ханствах и в казахском ханстве Ак Орда. Различные представители династии Шибанидов несколько раз захватывали престол улуса Джучи, однако удержаться на нем не смогли. Старшая линия Шибанидов захватила власть в Сибири, с перерывами царствуя до присоединения к России.

Ответить

(http://www.spsl.nsc.ru/history/descr/sibir.htm) Первоначально, в период создания и существования Золотой Орды, Сибирское ханство имело свою собственную, местную (провинциальную) династию правителей, родоначальником которой был Тайбуга. Поэтому все его потомки именовались Тайбугидами, в отличие от всех других правителей и претендентов на трон Сибирского ханства, появлявшихся позднее и принадлежавших к потомству Шейбанидов (от хана Шейбана) или к потомству хана Абдул-Хаира, правителей восточной части Орды - Среднеазиатских земель.. Сибирское ханство (до 1420-х годов оно называлось Тюменским) выходит из исторической тени лишь на рубеже XIV и XV вв., когда обостряется борьба между Тайбугидами и Шейбанидами за владение ханством. Шейбаниды, в круг которых входила вся Сибирь, но основные владения которых были в Средней Азии и примыкали в верховьях Иртыша, Тобола и Ишима непосредственно к владениям Сибирского (Тюменского) ханства, пытаются проникнуть на север по течению Иртыша и Тобола и закрепить за собой новые кочевья. Борьба эта обостряется в результате тех сдвигов, которые произошли в Золотой Орде после ее разгрома Тамерланом в конце XIV в. В 1396 г. в Сибирь бежит хан Орды Тохтамыш и использует трон Тайбугидов в качестве "параллельного" ордынскому.

Ответить

(wiki) В августе 1598 года воевода Андрей Воейков с отрядом воинов напал на ставку Кучума, в Ирменьском сражении перебил его воинов и захватил в плен пять сыновей хана. Погибли брат и двое внуков Кучума, большая часть гвардии хана была убита. Сам же хан сумел бежать за Обь. Осенью 1598 года Воейков, руководствуясь указаниями нового царя Бориса Годунова, предложил хану перейти на царскую службу. Несмотря на свое бедственное положение, Кучум отказался пойти на службу к московскому царю и погиб в 1601 году.
В течение первых десятилетий XVII века наследники Кучума - царевичи Аблайкерим и Кирей - продолжали сопротивление. Они принимали деятельное участие в восстании сибирских татар в 1620-1630-х годах с целью восстановления Сибирского ханства, однако изменить ситуацию уже не могли

Ответить

(wiki)ИРМЕНСКОЕ сражение — окончательный разгром войск хана Кучума русским отрядом воеводы Андрея Воейкова 20 августа 1598 года.
После уничтожения отряда Ермака хан Сибирского ханства Кучум вновь сумел во многом восстановить своё могущество и обложить данью значительные территории Западной Сибири. Русское правительство перешло к тактике последовательного продвижения вглубь Сибири с закреплением занятых территорий путём строительства укрепленных острогов и городов. На протяжении 15 лет Кучум вёл активные боевые действия с русскими отрядами, сам пытался захватывать русские остроги, но безуспешно.
Летом 1598 года по указу царя Бориса Годунова воевода Андрей Матвеевич Воейков с отрядом в 700 стрельцов и казаков и в 300 служилых татар вышел из крепости Тара «в поход за царем Кучумом». Известно, что в отряде Воейкова находился соратник погибшего Ермака атаман Иван Гроза.
Находясь в районе озера Убинское, воевода получил сведения о местонахождении становища Кучума. Во главе конного отряда в 405 (по другим сведениям в 397) человек, Андрей Матвеевич Воейков за 5 дней преодолел около 400 километров, обнаружил и внезапно атаковал укреплённый ханский стан у места впадения речки Ирмень в Обь (в настоящее время окрестности села Верх-Ирмень Ордынского района Новосибирской области), в котором находилось около 500 воинов Кучума.
Бой продолжался с восхода 20 августа до полудня, носил ожесточённый характер. Стан был взят приступом, остатки отряда Кучума прижаты к берегу Оби. По донесению Воейкова, погибли в бою брат и двое внуков Кучума, шесть князей, пятнадцать мурз и около 300 татарских воинов. В плен попали пять младших сыновей хана, восемь жён из его гарема, пять приближённых хана, 150 воинов. Однако самому хану с отрядом в 50 воинов удалось прорваться. Через несколько дней погони этот отряд был настигнут казаками и перебит, но Кучум и на этот раз сумел спастись. Он с несколькими людьми кочевал по Алтаю и кузнецким лесам, утратив всяческую власть, вскоре погиб в стычке с местными племенами или с бухарцами.
Это небольшое по своим масштабам сражение (менее 1 000 участников с обеих сторон) имело громадные последствия. Владычество Кучума было полностью утрачено, от него отошли и присягнули на верность русскому царю все западно-сибирские кочевые и оседлые племена. Сибирское ханство перестало существовать фактически, а через несколько лет, после смерти последнего сына Кучума — и номинально. Огромная территория от Урала до Оби вошла в состав Русского государства, которое перешло к дальнейшему стремительному продвижению на восток.
Ирменьское сражение — единственное исторически достоверное сражение на территории Новосибирской области, не считая событий Гражданской войны в России. В настоящее время место битвы затоплено Новосибирским водохранилищем. На его берегу у места битвы в 1993 году установлен памятный знак. Туда водят отдыхающих детей с базы отдыха «Турград».

Ответить

(wiki)КУЧУМОВИЧИ (известны также как царевичи Сибирские и князья СИБИРСКИЕ) — многочисленные дети, внуки, племянники хана Кучума и таким образом ЧИНГИЗИДЫ и шибаниды (ШЕЙБАНИДЫ). Кучумовичи попали в плен в ходе покорения Сибирского ханства. В России были испомещены в ЯРОСЛАВЛЕ и МЕЩЁРЕ, именовались сибирскими царевичами. Многие отличились на воинской службе. Одна из царевен Сибирских была женой дяди Петра I, другая вышла замуж за сына грузинского царя.
После известной битвы на Чувашевом мысу сыновья Кучума были захвачены Ермаком и доставлены в Царство Русское. В 1591 году сын Кучума, Абулхайр первым из династии Сибирских ханов принял православие. Его примеру последовала и вся его семья, и это в конечном итоге позволило им ассимилироваться и пополнить российское дворянство. Его сын принял имя Василий Абулгарович, а внук — Роман Васильевич, что уже нельзя было отличить от обычного русского имени.
В 1686 году российский царь издал указ о внесении царей Имеретинских, царевичей Сибирских и князьей Касимовских в родословные книги русского дворянства.
В 1718 году по указу Петра I сибирским царевичам было велено впредь именоваться князьями.
Потомки сибирских ханов не избежали ссылки на родину предков. Василий Алексеевич Сибирский, судя по всему, выступил на стороне царевича Алексея против Петра Первого. В 1718 году он был сослан в Архангельск. Вёл себя там совсем не смирно. Петру I жаловались на него: мол, стрелял по церковным крестам и в разговорах сетовал, что Сибирь ему не принадлежит. Его потомков Пётр лишил титула царевичей, но оставил им титул князей. Жена его Анна Семёновна Грушецкая (умерла в 1711 году) была сестрой Агафьи Семёновны Грушецкой — первой жены царя Фёдора Алексеевича.
Внук Василия Алексеевича, князь Василий Фёдорович Сибирский, достиг звания генерала пехоты на службе у Екатерины Великой, но был отправлен в Сибирь её сыном Павлом I. При Александре I он вернулся в Санкт-Петербург и был назначен сенатором.
Его сын Александр Васильевич также был генералом, участником войны 1812. Отстранён от службы в Киеве в 1826 году, поскольку во время следствия по делу декабристов дал отличную характеристику служившему под его началом П. И. Пестелю. Умер в 1836 году и похоронен в Аскольдовой могиле.

Ответить

Братья казаки!!!Нарушение казачьих традиций ведет к краху.партийные казаки-это предательство,склонение головы с коленопреклонением перед иудой,предавши всех погибших казаков за Веру и Отечество.Пута под присмотром Обамы пошел на решающий бой,уничтожая окончательно Русское государство и нас с Вами,как истиных защитников Земли русской.Дай Бог Вам разума!!!Сибирь наша.Мы обязаны помнить батьку Ермака со товарищами.Продадим Сибирь,нас проклянут потомки. С Богом!!!

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.